zefir

Участник
  • Публикаций

    2
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

1 Нейтральная

Информация о zefir

  1. В перерыве пятого матча полуфинала Западной Конференции между «Клипперс» и «Наггетс» телевизионщики с TNT показали сюжет про Монтреза Харрелла, которому вручили награду «Лучшему Шестому Игроку». Это было сюрпризом для баскетболиста и крайне символично, что саму статуэтку ему передал товарищ по команде Лу Уильямс, трижды становившийся обладателем этого почетного титула. Но интересно не это. В сюжете, помимо прочего, прозвучала фраза «примерно нигде» относительно места рождения игрока. И это почти идеально описывает реальное положение вещей. «Почти нигде» – это городок Тарборо, что в Северной Каролине. Всего немногим более 10 тысяч человек населения из которых более тысячи работает в системе областных школ – крупнейшем местном работодателе. Даже в США многие и не догадываются о существовании такого места на карте. Хотя здесь даже есть своя баскетбольная легенда. Уроженцем Тарборо является Трент Такер – чемпион НБА 93-го года в джордановском «Чикаго» и автор «Правила Тренра Такера», согласно которому минимальное необходимое игроку время для совершения броска исчисляется 0,3 секундами, а если до конца владения остается меньше, то засчитать такой бросок невозможно. Впрочем, Такер лишь родился в Тарборо, а вот Харрелл является буквально плотью от плоти города. Его отец работал в компании по производству дверей, мать была медсестрой в доме престарелых, а бабушка по материнской линии водила школьный автобус. «Я вырос в большой семье», – говорит Монтрез, – «Мы жили простой сплоченной группой людей в одном доне. Родители много работали, чтобы мы с двумя братьями не ложились спать голодными. Никакого пятизвездочного питания, только спагетти в понедельник, который мы ели до среды». Монтрез защищал цвета школы округа Норт-Эджкомб и здесь же сломал свой первый щит. Это произошло в игре с принципиальными соперниками из Тарборо-Хай. «Я схватился за кольцо после данка, потом спрыгнул и побежал играть, а когда оглянулся, то увидел кучу стекла на полу», – вспоминает тот случай сам баскетболист. Нельзя сказать, что это был первый подобный инцидент. Нет, казенное имущество Трез испортил действительно впервые, но вот крушить игрушечные кольца он любил с самого детства. Бабушка мальчика по отцовской линии Мэми была абсолютно не против, а потому терпеливо покупала новые и новые кольца. Она видела у внука страсть к игре и всячески поощряла его стремления. Однако, все могло сложиться иначе. Отец Монтреза играл в американский футбол и долгое время парень совмещал занятия разными видами спорта. Но однажды юный Трез честно признался отцу, что у него просто нет страсти к футболу и единственной его любовью остается баскетбол. Конечно же, за внука тут же вступилась бабуля и вопрос с расстановкой приоритетов был снят навсегда. Баскетбольная карьера Монтреза была идеей-фикс Мэми Харрелл. Она следила за режимом питания внука и даже запрещала ему пить кофе, потому что это замедляет рост. Этот напиток, к слову, спортсмен не употребляет по сей день. Хотя с природными данными у парня проблем не было никогда. Скорее даже наоборот – проблемы были ИЗ-ЗА них. Огромная подвижная махина выглядела настолько внушительно на фоне своих сверстников, что казалась профессионалом, заглянувшим на огонек к первоклассникам. Это серьезно поднимало планку ожиданий от Треза, который на деле был еще ребенком. Ребенком, который крушил щиты и ломал кольца. Один из таких перформансов и впечатлил Сета Гринберга. Тренер Виргинского политехнического института ехал в заштатный городишко без больших ожиданий. Но специалисту не потребовалось много времени, чтобы понять, что он видит будущего профи. «Со своими длинными руками он выглядел как Инспектор Гаджет», – делится воспоминаниями сам Гринберг. И Монтрез действительно покинул Тарборо после одного года в средней школе, перебравшись в Военную академию Харгрейв в Виргинии, где продолжил совершенствовать свои навыки. «Его зашкаливающая энергия и энтузиазм были заразительны для нашей команды и подавляли соперника», – говорит тогдашний тренер Харрелла Эй Ви Гамильтон. 38-1 за один сезон в Харгрейве со средними показателями в 25 очков и 14 подборов – Трез просто разрывал своих оппонентов на американский флаг. А Сет Гринберг уже ждал его у себя в университете после феерического окончания учебы в академии. Тренер уже давно находился в отличных отношениях с парнем и не раз общался с его семьей. Поступление в Виргинский политех было вопросом решенным. Но тут вмешались непредвиденные обстоятельства. Гринберг побил горшки с руководством и был уволен. Харрелл, как и еще один рекрутированный новичок Виргинии Дориан Финни-Смит, получили возможность сменить программу. За атлетичным форвардом выстроилась очередь из претендентов, но он выбрал Луисвилл Рика Питино. Который первым делом позвонил Гринбергу за консультацией. Сет тогда назовет подборы под своим кольцом главным направлением, в котором нужно прогрессировать Монтрезу. Однако сам игрок, помимо этого аспекта, будет часами заниматься в зале по вечерам, тренируя движения в атаке, которые подсматривал у Хакима Оладжувона и Кармело Энтони. Такое трудолюбие сразу же подкупило тренерский штаб, пускай и места в старте никто юному новобранцу обещать не мог. Свой первый сезон в составе «Кардиналс» Харрелл проведет в роли запасного, хотя в итоге и обзаведется титулом чемпиона NCAA. Ключевым толчком в карьере игрока станет уход на драфте лидеров той команды Горгуя Дьенга и Пэйтона Сивы, что откроет все двери перед амбициозным второгодкой. За следующие два сезона Трез будет набирать в среднем 15 очков и 9 подборов с 60% реализации с игры, а в 2015-м они с Терри Розиром почти дотащат «кардиналов» до Финала Четырех, уступив дорогу только «Мичиган Стэйт». В том же году введут специальную премию имени Карла Мэлоуна лучшему тяжелому форварду сезона – и именно Харрелл станет ее первым обладателем. Все это позволяло Трезу с оптимизмом смотреть в будущее. Приближался драфт и лучший игрок на своей позиции в NCAA начинал мечтать о лотерейном пике, сидя в зале ресторана Four Seasons в Роки-Маунт. Рядом с ним были семья, друзья и даже тренеры. Уже полуслепая Мэми Харрелл с комфортом расположилась за столом и предалась воспоминаниям, вспоминая момент, когда маленький Монтрез спросил ее, может ли он стать баскетболистом. «Ты можешь стать кем захочешь, если ты об этом мечтаешь», – сказала тогда внуку Мэми. Только в окружении семьи и близких людей сумасшедший баскетбольный Халк превращается в умиротворенного и позитивного Брюса Беннера. Несмотря на пролет мимо лотереи, Харрелл не терял чувства юмора и спокойно ждал своей очереди. Когда одна из команд сделала спорный выбор ближе к концу первого раунда, он демонстративно отпил из своего бокала и в шутку сказал «какой-то ГМ сегодня будет уволен». Среди близких к игроку людей был и школьный тренер баскетболиста Дэнни Уорд. «Он очень близок к своей семье, я бы даже сказал зависим от их поддержки и одобрения», – вспоминал позже специалист. Ждать своего звездного часа Монтрезу пришлось долго. Начиная с середины первого драфта, после каждого следующего выбора, камеры выхватывали форварда «Кардиналс». И вот наконец «32-й пик, Хьюстон Рокетс». «Я очень горжусь моим малышом», – сказала Мэми, – «Я всегда говорила ему держать голову высоко и уверена, что он получит то, что заслуживает». Быть выбранным на драфте таким генеральным менеджером, как Дэрил Мори – это ответ всем, кто считал Харрелла недостаточно подходящим «большим» для современной НБА. Однако, молодой форвард оказался в клубе не в лучшее время. Это был как раз тот сезон, когда команду конкретно трясло, тренеры менялись по ходу сезона, а Джеймса Хардена больше беспокоили отношения с одной из сестер Кардашьян. Из-за постоянной ротации на тренерском мостике парню было тяжело поймать свою игру и продемонстрировать лучшие качества. Но уже следующий сезон при Майке Д’энтони получился для Харрелла весьма удачным. Клуб солидно перетряхнул состав, угли сразу несколько «больших» (Ховард, Джонс, Мотеюнас, Смит), что позволило получить больше времени ребятам, вроде Капелы и Харрелла. Итоговые 9 очков и 4 подбора за 18 минут на паркете – неплохой рост в сравнении со смешными 3+2 сезоном ранее. А дальше был трейд Криса Пола, в очередной раз перевернувший все в жизни Монтреза с ног на голову. Тогда «Рокетс» отдали за звездного разыгрывающего целый пакет исполнителей, включая Харрелла. А уже по ходу сезона 17-18 произошел еще один подарок судьбы – обмен Блейка Гриффина в «Детройт». Парень, который едва-едва находил время в начале регулярного чемпионата, весну-18 заканчивал с солидными 14 очками и 4 подборами за 20 минут. Уже тогда стало ясно, что призвание Харрелла – это второй юнит и роль шестого игрока. Следующий сезон только подтвердил этот тезис. Несмотря на все трудолюбие Монтреза, ему так и не удалось довести свой бросок до приемлемого уровня, а в защите его скромные габариты порой откровенно мешают, что делает его уязвимым местом в стартовой пятерке. Зато со скамейки его звериный атлетизм и невероятная энергия приносят крайне необходимый импульс команде. «Клипперс», образца прошлого сезона – это удивительный пример команды, главные звезды которой выходят со скамейки. Именно парочка Лу Уильямса и Монтреза Харрелла посрамила критиков и вытащила команду в плей-офф, где даже удалось дать бой самим «Голден Стэйт». Тогда же Харрелл получил первую номинацию на «Лучшего Шестого», которую в итоге выиграет коллега Уильямс. Но важно было даже не это. Наконец Монтрез нашел свое место и получил признание. В клубе его называют «сердцем и душой» коллектива, он один из лидеров команды в раздевалке. При этом он не стесняясь называет себя провокатором на паркете. «Моя цель – забраться в голову сопернику. Я вырос на юге, где ни одна игра не обходится без трэш-тока. Я видел много хороших ребят, которые отлично играют в баскетбол, но стоит зацепить их колким словом, как они зацикливаются на этом и выпадают из колеи. Но это не про меня – мне абсолютно не сложно говорить и играть одновременно», – сказал Харрел в прошлом году. Все прекрасно понимают, что агрессивная манера Харрелла – это его рабочий инструмент на площадке. За ее пределами Трез прекрасный одноклубник и заботливый отец двух замечательных детей – сына Амари и дочери Алешии. А события нынешнего сезона уже хорошо известны. Звездные новички Кавай Ленард и Пол Джордж превратили «Клипперс» из сенсационного участника плей-офф в одного из главных претендентов на титул. И вклад второго юнита во главе с Уильямсом и Харреллом сложно недооценить в вопросе достижения высоких целей команды. В минувшем регулярном чемпионате Харрелл стал вторым по разнице между атакующим и защитным рейтингами среди игроков скамейки, а также третьим по реализации с игры, если брать в расчет игроков, получающих минимум 12 бросков за матч. Это если не считать элитных показателей эффективности в пик-н-роллах, рывках к кольцу и добиваниях после промахов партнеров. Потому в этот раз награда «Лучшему Шестому» абсолютно заслуженно ушла форварду калифорнийцев, несмотря на прекрасный сезон Денниса Шредера из «Оклахомы». Если бы не пауза в связи с коронавирусом, радость от завоевания одной из главных наград сезона Монтрез разделил бы со своей бабушкой. Но в июле Мэми Харрелл не стало и она так и не узнала, что ее внуку покорилась столь почетная вершина. Эта новость ударила по баскетболисту. Он оставил команду в «пузыре» и вернулся в родные края, чтобы быть с родными в столь сложное время. В клубе прекрасно знали о сильной привязанности игрока к бабушке, которая и сделала из него баскетболиста – а потому никто не торопил Треза с возвращением. «Я не знаю, когда перестану плакать, наверное, никогда… Я не знаю, как себя чувствовать прямо сейчас. Я чувствую себя потерянным, пустым, ты моя королева, мой лучший друг, мой свет во тьме», – написал Харрелл у себя в инстаграме. Он вернулся только по ходу серии первого раунда плей-офф с «Далласом» и успел внести свой вклад в итоговую тяжелую победу. И как раз тут и произошло вручение награды, которую очень трогательно вручил товарищу Уильямс. «Год назад я вернулся в родной дом и у нас с ней состоялся разговор. Она сказала мне, что следующий год будет моим и я выиграю. И сейчас я испытываю огромную радость, что смог завоевать эту награду, но при этом мне больно, что она не узнает об этом», – прокомментировал титул Харрелл. Сегодня «Клипперс» сенсационно вылетели в седьмом матче от «Денвера», но Харрелла в этом сложно упрекнуть. Да, против Йокича ему защищаться банально неудобно из-за разницы в габаритах, но это проблема Дока Риверса, который раз за разом ставит своих игроков в некомфортные условия странной ротацией. Но в целом именно Монтреза можно назвать лучшим игроком в этом матче. Он давал именно то, что он него требуется – агрессию и страсть, неустанно пер под кольцо, тараня своих оппонентов. Это особенно выделялось на фоне откровенно аморфных тел вокруг него, а потому неудивительно, что именно он стал самым результативным игроком команды, вставал на линию чаще, чем все остальные партнеры вместе взятые и был единственным, кто сражался даже в последней четверти, когда все уже опустили руки. Это достойно уважения, на фоне того, при каких условиях он возвращался к игре. Он просто не мог посрамить бабушку, которая точно наблюдала за ним в этот момент.
  2. Стив Нэш – главный тренер «Бруклина». Стороны подписали контракт на четыре сезона и запустили в НБА еще одного бывшего гарда, получившего должность главбосса без малейшего опыта работы в тренерском штабе. В наше время уже даже странно, что никто не узрел в этом преступного распространения стереотипов о интеллектуальном превосходстве игроков задней линии и проистекающих отсюда привилегий при поиске работы. Тот же Патрик Юинг, который год пытающийся устроится главным тренером, мог бы и возмутиться эдаким «гардизмом» (с). Но лирику в сторону. Решение руководства «Нетс» выглядит однозначно рискованным, но и максимально понятным в то же время. Клуб окончательно капитулировал перед своими суперзвездами и нанял человека, которого оба очень уважают и с которым находятся в отличных отношениях. «Он [Нэш] произвел революцию на позиции разыгрывающего. Многое из того, что я сейчас использую в своей игре, я почерпнул у него. Он не обладал уникальным атлетизмом и, возможно, не был настолько быстрым – но все это компенсировалось выдающимся умом. Я предвкушаю возможность поработать с ним этим летом и то, чему он еще может меня научить», – расхваливал Нэша Ирвинг еще в 2015-м году. В том же году Нэш становится консультантом по развитию игроков в «Голден Стэйт», куда позже перевезет свои таланты Дюрант. В Калифорнии у них сложились крайне тесные отношения, они особенно много времени проводили вместе. «Его лето не было радостным. Он искал в себе решение проблемы. Он думал, что чемпионство все изменит, но выяснилось, что это не так. Он все еще не мог реализовать себя», – говорил Нэш еще после первого сезона КейДи в Калифорнии. И именно отличные отношения с главными звездами «Нетс» играют здесь главную роль. Кенни Аткинсон абсолютно не прочувствовал, насколько изменился ветер в Нью-Йорке, направив свои паруса не в ту сторону. Человек на полном серьезе с самого начала сезона начал продвигать свою линию партии с «баскетболом равных возможностей», чем сам услужливо принес сухой соломки, вколотил в землю столб, привязал себя к нему, бросил спичку и сжег себя ко всем чертям. Это как если бы ты влюбился в эффектную бьюти-блогершу из инстаграма, успешно за ней приударил, а когда она поддалась – попытался бы запихнуть ее на кухню клепать тебе борщи с ее шеллаком и накладными волосами. И да, домой ровно в 9 без опозданий. Сколько пройдет времени, прежде чем ты будешь послан далеко и надолго? Причем претензии потом можешь предъявлять только себе, бо «бачили очі, що купували». Если хочешь куколку – покупай айфоны и вози на Бали. Хочешь борщи – не заводи куколку. Все же просто. В роли таких вот инстасамок у нас Кайри с КейДи, а вот Аткинсон совершил главную ошибку в работе с суперзвездами – поставил свои принципы выше их потребностей. В этой лиге все строится от звезд. Фрэнк Фогель даже близко не играет с ЛеБроном в тот баскетбол, который он ставил в «Индиане», а Майк Д’Энтони год за годом изобретает новые изощренные способы, как перестроить игру под херобол Хардена, стареющего Пола или безголового Уэстбрука. Док Риверс уже давно не тренер уровня претендента на титул, а может и никогда им и не был – но он не мешает звездам и может толкнуть сильную речь так, чтобы все вокруг слушали и захлебывались от восхищения. Про Керра даже речи не идет, где в его истории строго тренерский талант, а где скилл конкретно менеджера (надеюсь, все понимают разницу в этих понятиях) – дискуссии можно встретить до сих пор. Прогибаться под звезд – это нормально. Это жизненная необходимость в современной, да и не только в современной лиге. Классные специалисты действуют тоньше, грамотно управляя игроками (которые не самые умные люди, что мы видим даже сейчас) и позволяя им думать, что это их инициативы и идет реализуются на площадке. Менее толковые просто становятся марионетками, оставляя команду целиком и полностью зависимой от уровня ее звезды. Если ЛеБрон – сам зарешает. Если Уэстбрук – будет больно. Но так или иначе, а управление эго главных лиц этой лиги всегда будет стоять во главе угла. Нельзя просто взять и вывалить перед звездой свои большие кохонес, потому что в ответ эта звезда вывалит свои. А дальше уже не важно, может они размером с шансы «Хьюстона» на чемпионство – вмешается руководство клуба и их они впечатлят больше по умолчанию. Именно такую игру затеял Аткинсон, ожидаемо проиграл и поставил в своем резюме крайне неприятное пятно, которое будет отпугивать любого работодателя, который в ближайшие годы имеет амбиции бороться за каких-либо звезд. Потому сейчас руководство «Нетс» приступило к поискам с совершенно другими вводными данными. Главным профессиональным навыком было умение ладить со звездами и уважение с их стороны, что сразу отметало всех тренеров из колледжей и всяких гиков из числа помощников. Как бы смешно это не звучало, но непосредственно тренерские навыки для главного тренера в современной лиге – приятная опция, но не основа основ. Всегда можно набрать ветеранов тренерского цеха для мудрых советов и молодых задротов для анализа всяких WinShares и эффективного процента попаданий. Вот Вона же оставили в роли опытного помощника, который, тем не менее, не вывезет сам по себе с эго звезд. Главное уметь организовывать процесс и сохранять уважение со стороны звезд. И у Нэша, как ни странно, весьма неплохое резюме по современным меркам. - Он максимально уважаемый игрок с репутацией одного из самых интеллектуальных исполнителей своего времени; - Он поработал с такими мэтрами своего дела, как Дон Нельсон и Майк Д’Энтони (как к нему не относись), будучи напрямую реализатором их идей, а не тем парнем, который стоит в углу и ждет скидку; - Он все же имеет какой-никакой опыт тренерской деятельности в «Голден Стэйт». Исходя из текущей ситуации в клубе, сложно найти кандидатуру лучше. И ведь это действительно может сработать. Кайри Ирвинг в последние годы серьезно подпортил свою репутацию, но не стоит забывать и о том, что он попадал к откровенно неподходящим тренерам. Стивенс и Аткинсон весьма схожи в своей сути. Один чуть лучше, другой чуть хуже, но на деле оба демонстрируют результат только тогда, когда им дают играть их баскетбол, не заставляя плясать от суперзвездных потребностей. Обоим проще играть с молодежью и игроками типа Кембы, чем с Кайри. Это как в том анекдоте: - А что умеет этот тренер Стивенс? - Ну он молодой гений, новатор, изобретатель уникальных схем и герой тайм-аутов. - И какая ему цена? - Три копейки. - А вот это что за фрукт Аткинсон? - Великолепный тактик, успешно использующий зону и выводящий набор молодежи в плей-офф. - И почём? - Пять копеек. - А что может вот тот тип Нэш? - Хрен его знает. - А сколько стоит? - 100500 гривен. - А что ж так? - Так Кайри и Дюрант зовут его «Босс». Прямо сейчас, имея ровно ноль целых и ноль десятых опыта в роли главного тренера, Стив Нэш обладает большим авторитетом у звезд НБА, чем Бред и Кенни вместе взятые. Нельзя заглянуть в черепную коробку Кайри и ответить на сакральный вопрос what was in the [email protected]@@n box – но последний раз мы видели его в огне, когда над ним довлела мощь авторитета ЛеБрона и максимально френдли-тренер Лю. Да, это закончилось попыткой сделать ноги и основать свое королевство, но факт остается фактом. «Нетс» уже видели, что будет, если свести Ирвинга с тренером, который для него не авторитет. Теперь вся надежда на то, что однозначный авторитет Нэша окажет решающее влияние. Дело Нэша – СОВЕТОВАТЬ игрокам, как можно сделать лучше, а не УКАЗЫВАТЬ, как нужно играть. «Нетс» уже сделали свои ставки, теперь отступать уже некуда.